Михаил Ткаченко: «Конституция – это закон прямого действия»

1 июля в России завершился финальный этап всенародного голосования по Конституции. Жители большинства регионов высказались за внесение изменений в Основной закон.

В минувшую пятницу председатель Федерации профсоюзных организаций Саратовской области Михаил Ткаченко четко обозначил позицию профсоюзов по этому важнейшему общественно-политическому мероприятию.

В частности, в интервью телерадиокомпании «Саратов» лидер саратовских профсоюзов отметил значимость изменений в Основной закон страны, касающихся человека труда и его социальной защищенности.

Саратовское объединение профсоюзов

В этом году молодежный форум "iВолга" в Приволжском федеральном округе состоится 24 по 28 августа в онлайн-формате. Форум проходит под патронатом полпреда президента в ПФО Игоря Комарова.

Предыстория вопроса: работники Кировского троллейбусного депо МУПП «Саратовгорэлектротранс», объявив о создании альтернативного профсоюза «Электротранспортник» и угрожая забастовкой, обвинили в бедственном положении предприятия не только его руководство, но и действующую первичную профсоюзную организацию.

ФНПР выразила свое мнение по законопроекту, внесенному Правительством РФ в Государственную Думу, согласно которому понятием «сведения о трудовой деятельности работника» предлагается дополнить все законы, где упоминается бумажная трудовая книжка.

Президент России Владимир Путин подписал указ, согласно которому 20 российских городов получат звание «Город трудовой доблести». Документ был опубликован на сайте Кремля.

В июле семьи с детьми в возрасте до 16 лет должны повторно получить единовременные выплаты в 10 тыс. рублей, пенсии пожилым людям, ставшим опекунами несовершеннолетних детей, проиндексируют (до этого их считали работающими пенсионерами), а режим самозанятых начнут распространять на всю страну. С начала месяца также традиционно увеличатся коммунальные тарифы. Кроме того, российские регионы готовятся начать полноценно принимать туристов, не исключено также, что в середине месяца возобновятся некоторые международные перелеты (пока, скорее всего, только в страны СНГ и ЕАЭС). Подробнее об этих и других нововведениях — в традиционном обзоре «Известий».

В Марксовском районе Саратовской области продолжается цикл мероприятий, посвященных 75-летию Великой Победы.

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) предложил изъять из трудового законодательства мораторий на испытательный срок для выпускников образовательных организаций среднего профессионального и высшего образования на первом рабочем месте.

Правительство России утвердило порядок продления электронных больничных для работающих пенсионеров.

Теневая занятость (или неформальная занятость), в России иногда также называемая «левой работой», — это вид занятости в неформальной экономике, когда факт установления трудовых отношений между работником и работодателем скрывается от официальных властей. Обычно эти отношения скрываются по инициативе работодателя или работника для того, чтобы не платить налоги или обойти тот или иной закон. В этом случае расчёт обычно производится наличными, зачастую работодателя не интересует прошлое работника и его документы.

Неформальную занятость можно определить как «любые виды трудовых отношений, основанные на устной договоренности». Не секрет, что некоторые работодатели в целях экономии и ухода от налоговых и других обязательных платежей, принимая работника, отказывают ему в оформлении трудовых отношений, то есть предлагают ему работать «вчерную». Да и многие работники предпочитают работать без официального оформления.

Почему люди соглашаются на неформальные трудовые отношения? Здесь существует несколько основных причин: низкая правовая культура населения, невозможность устроиться по договорной форме (большая конкуренция, маленькое предложение, нежелание работодателя выплачивать налоги); гибкий график работы; дополнительный доход; пример друзей, нежелание работать под надзором начальства или в коллективе; устройство на работу без высокого уровня образования, квалификации. Молодежь склонна к неформальной занятости, потому что здесь сказываются отсутствие образования, невозможность устроится без опыта работы, также сложность совмещать учебу и иную деятельность. Многие пожилые люди, не имея возможности трудоустройства, начинают заниматься сельским хозяйством на продажу, что увеличивает их благосостояние, но данную деятельность нельзя отнести к зарегистрированной занятости.

Работники неформального сектора, на первый взгляд, получают финансовое преимущество в виде того, что неуплаченные налоги остаются у них, но при этом сталкиваются с ущемлением своих социальных и трудовых прав.

Соглашаясь на неофициальную работу, работник рискует:

· получать заниженную оплату труда;

· не получить заработную плату в случае любого конфликта с работодателем;

· не получить отпускные или вовсе не пойти в отпуск;

· не получить оплату листка нетрудоспособности;

· полностью лишиться социальных гарантий, предусмотренных трудовым договором;

· получить отказ в расследовании несчастного случая на производстве;

· не получить расчет при увольнении;

· получить отказ в выдаче необходимого ему кредита;

· получить отказ в выдаче визы.

Кроме того, с его зарплаты не будут осуществляться пенсионные начисления. Неприятность этой ситуации человек почувствует более остро, ближе к старости.

Работникам следует проявлять бдительность и осторожность при вступлении в трудовые отношения, финансовая сторона которых не так «прозрачна», как должна быть.

При неформальной занятости государство, а как следствие и общество, теряет часть налогов, которую могли бы платить работники и их работодатели при наличии официального оформления трудовых отношений. Это ведет, например, к недостаточному финансированию бюджетной сферы, ограничивает возможность повышения оплаты труда в бюджетной сфере.

Существуют различные методы снижения неформальной занятости. Это и проверки контрольно-надзорных органов, и информационно-разъяснительная работа с работодателями и работниками, и привлечение социальных партнеров, а также заключение коллективных договоров в организациях.

Многие потенциальные работники могут просто не знать о расходах, с которыми они столкнутся, работая неофициально, включая отсутствие возможности получить оплату больничного листа или отпуск по уходу за ребенком. Данная информация необходима для всех категорий трудоспособного населения, но особенно для молодежи, у которых еще есть возможность изменить ситуацию.

Таким образом, «Неформальная занятость – это низкий официальный заработок, нарушение трудовых прав работников в области режима и условий труда, чрезвычайная сложность защиты этих прав. Это низкая пенсия в будущем и невозможность взять кредит в настоящем. Такие работники лишены возможности получать в полном объеме пособие по временной нетрудоспособности, безработице, по уходу за ребенком и выходные пособия в случае увольнения по сокращению штатов».

 

Рынок  труда уже никогда не будет прежним после коронакризиса, наперебой утверждают экономисты. Однако каким именно он окажется – мнения рознятся: это касается и масштабов безработицы, и объемов удаленной работы, и изменения спроса на те или иные специальности. В одном эксперты сходятся: в России резко вырастет «теневая» занятость. Эпоха зарплат в конверте и трудоустройства без оформления официальных отношений вернется, словно из «лихих 90-х». Но что конкретно произойдет у нас с неформальным рынком труда, какие метаморфозы он претерпит, насколько вырастет, с какими проблемами столкнется, - пока обо всем этом остается лишь гадать. Наш собеседник и одновременно проводник по миру серой занятости - профессор Финансового университета при правительстве РФ Александр САФОНОВ.

 -Как пандемия изменит теневой сектор занятости в России?

 -Он будет расти - по двум основным причинам. Первая: тем законопослушным предприятиям (особенно малым и средним), что закрылись надолго, пришлось платить работникам заработную плату в соответствие с указом президента. Между тем, их бизнес-модель не предусматривала наличие резервов. В итоге многие оказались на грани банкротства и получили жестокий урок. Этот урок подвинет их к тому, чтобы замещать трудовые договора гражданско-правовыми, чтобы нанимать самозанятых, и любыми путями минимизировать расходы на персонал. С тем, чтобы при повторении подобных форс-мажорных обстоятельств не нести дополнительные убытки. Второй момент: кризис вынуждает работодателей уходить от налогообложения. Соответственно, они экономят на всем, прежде всего, на заработной плате и начислениях на нее. Эти два фактора будут подпитывать неформальный рынок труда. Насколько он вырастет в количественном, в процентном отношении, сказать сложно, поскольку он будет подвержен безработице. На начало реформы НДС (январь 2019 года), Минфин определял объем серого сектора в 11 трлн рублей. Росстат относит к нему 15 млн занятых. Уверен, к былой дикой практике массовых выплат в конвертах мы все же не вернемся. Этого не допустят налоговые службы, которые с тех пор многому успели научиться.   

-Какие отрасли, сферы рынка, регионы станут главными катализаторами теневой занятости и почему?

 -Малый бизнес, сфера услуг, строительство. Там проще всего скрыть неформальные трудовые отношения, поскольку работа может носить временный, сезонный характер. С регионами дело обстоит сложнее: если смотреть по количеству занятых, то это одна история, а если в процентном отношении – другая. Все регионы, где большой процент малого бизнеса, где сосредоточены логистические центры и ритейл, являются поставщиками серой занятости. Но это не их вина, это напрямую связано со структурой занятости и географического размещения бизнеса в выгодных местах.

 -Могут ли работники теневого сектора, которых уволили в кризис, рассчитывать на какие-либо формы материальной поддержки со стороны государства?

 -В период карантина власти ввели право на получение пособий по безработице для всех, кто после 1 апреля обратился в службу занятости. И здесь абсолютно неважно, в каком секторе состоит заявитель - белом или теневом. Решение, безусловно, здравое, но при этом – временное и малоэффективное. Как только пандемия закончится, на первый план выйдут долгосрочные экономические факторы. Они таковы, что если человек работал нелегально, то он может рассчитывать лишь на минимальное пособие в 4,5 тысячи рублей. А вторая проблема, с которой он столкнется, - то, что у него не будет необходимого стажа для оформления страховой пенсии по старости. В соответствие с действующим законодательством, людям из серой зоны, откуда не идут никакие отчисления в Пенсионный фонд, полагается так называемая социальная пенсия. Она предоставляется в 70 лет мужчинам и в 65 – женщинам.

 -Насколько успешно проблема серой занятости решается в других странах? Может ли Россия перенять сторонний опыт?

 -На Западе с этим борются предельно простым способом – с помощью законодательства в рамках налоговых преступлений, не имеющих срока давности. Cоотношение доходов и расходов жестко контролируется. Скажем, ты заявил в рамках налоговой декларации, что заработал $100 долларов, а налоговики, в свою очередь, обладают информацией, что расходы у тебя составили $110 долларов. Для них это по формальным критериям означает, что $10 ты утаил и, соответственно, совершил налоговое преступление. В таком случае к тебе придут, независимо от твоего ранга и заслуг. В лучшем случае заплатишь штраф, в худшем – сядешь за решетку. Связываться с финансовой полицией не хочется никому – ни работодателю, ни работнику. Впрочем, и у них не все безоблачно: та же Германия, славящаяся законопослушностью своих граждан, оценивает долю нелегальных заработных плат в пределах от 5% до 10%. При этом, согласно одному из исследований, большинство немцев вполне благосклонно относятся к практике оплаты наличными деньгами (face to face). Россия бесконечно далека от западных стандартов, поэтому у нас неформальные трудовые отношения процветают, а всевозможные табу, закрепленные в Трудовом Кодексе, уже давно не действуют. Например, запрет на заемный труд. Экономическая специфика отдельных предприятий такова, что им постоянно требуется дополнительная рабочая сила. Как говорится, вода дырочку найдет. 

 -Недавно Финансовый университет провел исследование скрытых форм заемного труда в российской экономике. Вы эту работу возглавили. Поясните несведущим, что значит заемный труд.

—У него есть и другое название - «аутстаффинг». Это когда вы обращаетесь к специализированным компаниям, частным агентствам занятости, и они вам в экстренном порядке подбирают дополнительное количество людей, которые временно закрывают пробелы в трудовых ресурсах. Вы как бы докупаете работников на рынке. Чаще всего эта форма используется в строительстве. В штате у строительных компаний значатся только руководители (директор, бухгалтер), и узкие высококвалифицированные специалисты (геодезисты, прорабы). Людей, способных, условно говоря, класть кирпичи, нанимают на стороне. К заемному труду прибегают также логистические центры. Им нужны операторы погрузочно-разгрузочной техники. В торговле это тоже практикуется: ритейлеры могут нанимать людей в торговые залы. А есть еще «аутсорсинг», когда одна компания предоставляет услуги другой за счет специализированного персонала, например, по уборке и охране территории. Специфика обоих видов найма в том, что дополнительные рабочие руки относятся к третьему лицу, у вас с ними нет прямых трудовых соглашений. Уровень правовой незащищенности в «аутстаффинге» выше, а условия труда – тяжелее. Сюда чаще всего перетекают мигранты, готовые мириться с непостоянными доходами и большими рисками. В аккордной работе нет места для претензий: не нравится – свободен!

В 1990-х годах в России развивался в первую очередь аутсорсинг, благодаря иностранцам, которые организовывали у нас фирмы и предлагали более дешевые услуги. Аутстаффинг у нас стал расцветать в период экономического подъема, после 1999 года. Причем – именно как способ ухода от налогообложения и компенсационных выплат работникам в случае увольнения. А во второй половине 2000-х крупные компании начали выводить часть персонала в разного рода ООО, которые регистрировались для другого вида экономической деятельности. Средние же компании, не желая платить налоги, активно дробились на мелкие.

-Что, по-вашему надо сделать, чтобы теневая занятость в России сократилась в обозримом будущем?

-Государство должно взять под свой полный контроль все неофициальные формы занятости. Нужен, с одной стороны, единый реестр таких компаний, а с другой – реестр привлекаемых ими наемных лиц. Это позволит легко выявить «серых товарищей» - тех, кто присутствует на рабочем месте, но не отражен в документах. Напомню также, что в серую зону часто выталкивают регулятивные требования со стороны самых разных инстанций. Когда индивидуальный предприниматель, открывающий фирму, понимает, что он не в силах соблюсти весь этот бесконечный перечень нормативов (таких, как, к примеру, «безопасная эксплуатация объектов газового хозяйства»), то он предпочитает вообще «не высовываться». Значит, эти нормы надо упрощать, а их количество - сокращать. К теневой занятости относятся и прямые отношения между физлицами, заказчиками и исполнителями, когда, скажем, услуга «мужа на час», который починил смеситель у вас на кухне, оплачивается наличными. Такая практика сложилась, прежде всего, из-за низких доходов, зарплат и платежеспособности людей. Значит, надо создавать экономические условия для их роста. 

Печатается в сокращении. Источник: сайт «Московского комсомольца»

 

Неформальная занятость и зарплата «в конверте» продолжает оставаться одной из самых актуальных проблем в отношениях между  работодателем и работником.

Страница 2 из 148
  • Новостная лента
  • Новости ФНПР
  • Новости первичных профсоюзных организаций
  • Профсоюз помог

RSS - подписка на канал


Авг 07, 2020

Разработаны рекомендации по усилению роли профсоюзов в защите прав трудящихся

16 июля представители всех профсоюзных объединений России обсудили направления развития…
Авг 06, 2020

Работники от 40 лет и старше получат право на ежегодный выходной для диспансеризации

Совет Федерации одобрил Федеральный закон «О внесении изменений в статью 185.1 Трудового…
Июль 30, 2020

Пособия по безработице предложили увеличить в разы

В профсоюзах считают, что выплаты должны быть не меньше регионального прожиточного…
Июль 27, 2020

Страховые пенсии работающих пенсионеров увеличатся с 1 августа

С 1 августа 2020 года работавшим в 2019 году пенсионерам будет произведен беззаявительный…
Июль 22, 2020

Михаил Ткаченко: "Уважение к человеку труда должно стать нормой нашей жизни”

За период пандемии коронавируса потеряли работу свыше 4,6 миллионов россиян. В июне, по…
Июль 22, 2020

Президент подписал закон, гарантирующий выплаты работникам при сокращении

Все работники, уволенные в связи с ликвидацией организации, сокращением ее численности…
Июль 20, 2020

Профсоюзы: переход на четырехдневку должен исключать падение зарплат

Возможный переход на четырехдневную рабочую неделю должен исключать сокращение зарплат.…
Июль 17, 2020

Михаил Ткаченко отметил роль Профсоюза работников госучреждений и общественного обслуживания в период пандемии

Председатель Федерации профсоюзных организаций Саратовской области Михаил Ткаченко…

Наши партнеры

 

Наши контакты Мы - в социальных сетях

410029, г. Саратов, ул. Сакко и Ванцетти, 55.

Тел./факс: (8452) 27-73-60

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

@Mail.ru